куда пойти планы занятий полезные материалы
Распродажа!

Читаем книгу Геннадия Черкашина «Кукла»

2,00 руб. 1,00 руб.

Возраст: 1-2 кл.

Занятие основано на книге Геннадия Черкашина «Кукла». Это история о возвращении домой, о людях — хороших и не очень, о надежде, мужестве и великодушии.


Возраст: 6–8 лет (1–2 кл.)

КАК МОЖНО РАБОТАТЬ С КНИГОЙ
1. Чтение вслух. Книга невелика и может быть прочитана вслух в течение одного урока внеклассного чтения. Чтение учителя можно сопровождать показом на экране отсканированных иллюстраций к книге. Можно взять в библиотеке (школьной, районной или городской) необходимое для класса количество экземпляров и читать вслух вместе с детьми, по очереди. После завершения чтения обсудите с детьми: что их поразило в книге? Что показалось странным и удивительным?
2. Работа в малых группах. Объедините детей в три небольшие группы и предложите каждой группе выполнить одно из заданий. Для выполнения заданий используйте материалы с сайта музея обороны и блокады Ленинграда (www.blokadamuseum.ru, раздел «Узнать о блокаде. Книги»).

Группа 1.
Рассмотрите фотографии блокадного Ленинграда. Самостоятельно придумайте подпись к каждой фотографии и подберите подходящую цитату из рассказа «Кукла». Расположите фотографии в том порядке, в котором происходят события «Куклы». Объясните свой выбор.
(Фотографии: буржуйка в блокадной комнате, прорубь на Неве, опрокинутый трамвай, эвакуация по Ладоге, эвакопункт после Ладоги, ленинградские дети в эвакуации, рытье могил, комнаты с выбитыми окнами, блокадная школа, витрина комиссионного магазина (желательно, с куклой).

Группа 2.
Рассмотрите иллюстрации, выполненные Г.А.В. Трауготами к книге «Кукла». Подберите к каждой иллюстрации соответствующую цитату из книги.  Расположите иллюстрации в том порядке, в котором они находятся в книге;

Группа 3. Соотнесите события, происходящие с героями «Куклы», с хронологией блокады. Заполните таблицу: впишите в правую колонку таблицы цитаты из книги.

8 сентября 1941 Начало блокады Ленинграда
Ноябрь 1941 – март 1942 Первая и самая страшная блокадная зима:
–  не работает водопровод,
– нет электричества,
– недостаток дров и еды
Ноябрь 1941 – март 1942 Работа ледовой трассы через Ладожское озеро
Ноябрь 1942 –март 1943 Вторая блокадная зима
18 января 1943 Прорыв блокады Ленинграда
Январь 1943 –январь 1944 В  городе улучшается снабжение продовольствием,
возвращаются некоторые жители
27 января 1944 Полное снятие блокады Ленинграда

Цитаты из книги:

А) «Стояла холодная-холодная зима… В столовой стояла круглая железная печка — «буржуйка» с изогнутой, как у самовара, трубой. Дров не было, поэтому приходилось ломать стулья… Ещё помнила девочка, как они с мамой ходили с санками и с ведром и бидончиком на Неву, к проруби, за водой»
Б) «Она запомнила ту ночь: мокрый снег, который залетал под платок и залеплял глаза, взрывы бомб впереди, завывание мотора, плач какого-то мальчика, шёпот мамы…»
В) «В конце лета маме пришёл вызов из гороно, её просили вернуться в Ленинград для работы во Дворце пионеров»
Г) «Жили тут. Профессор с женой. Оба в блокаду с голода померли. Похоронили, надо думать, на Пискарёвке, там всех в блокаду хоронили, новое кладбище»
Д) «Эту квартиру одной тут… отдали. В блокаде не жила здесь, это уж точно, а муж её сюда привёз, когда кольцо прорвали, и поселил вместе со сродственниками.»
Е) «Через несколько дней мама пошла на работу во Дворец пионеров, а девочка первого сентября пошла в школу.»

Поразмышляйте: как могла бы развиваться дальше эта история?

Обсуждение: расскажите о результатах своей работы другим группам. Поразмышляйте:

  • почему в книге нарушена хронология событий?
  • представьте, что книга иллюстрирована не рисунками художников, а фотографиями блокадного времени. Что изменится в нашем восприятиисюжета?

3. Творческие мастерские
Познакомьте детей с историями других блокадных игрушек (в музее игрушек, в школьных музеях, семейных архивах). Предложите им создать виртуальный музей блокадной игрушки – пусть каждый создаст иллюстрацию к их историям, напишет небольшой  рассказ или проведет историческое исследование…

__________________________________
ОБ АВТОРЕ КНИГИ
Геннадий Александрович Черкашин
(1936, Севастополь –1996, Санкт-Петербург) — писатель, публицист и журналист, ученый-физик, историк и философ, моряк и общественный деятель.
Родился в Севастополе. Переехал в Ленинград и поступил на физический факультет Ленинградского университета. После окончания университета начал работать инженером, научным сотрудником Агрофизического института, защитил кандидатскую диссертацию.
С 1966 года он начал публиковаться в журналах «Костер» и «Искорка», создал более 20 произведений для детей и подростков. Писатель посвятил свою жизнь и творчество двум городам — Севастополю и Санкт-Петербургу. Черкашин изучал историю любимых городов, активно участвовал в работе по воссозданию музея обороны и блокады Ленинграда, был одним из основателей Всемирного клуба петербуржцев.

__________________________________
О ХУДОЖНИКАХ КНИГИ
Г.А.В.Траугот — общая подпись, под которой публиковалась книжная графика трёх художников: Георгия Николаевича Траугота и его сыновей Александра и Валерия. Георгий Николаевич Траугот (1903—1961) был участником войны, работал над первой экспозицией Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда, также над экспозициями Государственного музея этнографии народов СССР, Государственного музея истории Ленинграда.
Александр Траугот (род. 1931) во время войны находился в блокадном Ленинграде, его младший брат Валерий (1936-2009) был эвакуирован в Тюменскую область. Георгий, Александр и Валерий Трауготы начали работу в области детской книжной иллюстрации в 1956 году. Первые книги художники иллюстрировали втроём — отец и братья. Рисунки подписывали, соответственно, тремя инициалами: Г. А. В. — Георгий, Александр, Валерий. После трагической гибели Г. Н. Траугота в 1961 году его сыновья, подразумевая развитие традиции, следуя выработанной вместе с отцом стилистике, оставили его имя в общей подписи.

__________________________________
О КНИГЕ
Елена Литвяк, историк, педагог

Все дальше уходит в историю Великая Отечественная война. В нашем детстве все называли ее просто «война» и сразу было понятно, о чем речь. А теперь это уже история: страницы учебников, цифры, факты и карты военных действий. И нашим детям почти не у кого узнать настоящей правды о жизни на войне. Среди свидетелей в живых остались лишь те, кого называют «дети войны». Геннадию Черкашину в 1941-м было всего шесть лет. И его маленькая книжечка «Кукла» – это не историческое повествование для детей о ленинградской блокаде. Это рассказ-притча о том, что война делает с человеком, с его душой. Точнее сказка, маленькая сказка о девочке и ее кукле, которые вместе переживают войну и блокаду.

Геннадий Черкашин, щадя читателя-ребенка, не описывает подробности тогдашнего ленинградского быта, укрывает его от ужасов войны, как делают это и взрослые герои его блокадной сказки – мама, бабушка, дедушка. В их доме много месяцев нет тепла, света, воды, еды, но взрослые находят в себе силы на улыбку и смех, подбадривают маленькую девочку, которая не расстается с куклой, подаренной перед войной дедушкой-профессором. «А теперь будем пить чай “белая ночь”, – говорила мама, наливая в чашки кипяток, один лишь кипяток, потому что заварка давно уже кончилась. А бабушка рассмеялась и проговорила: « Ну и выдумщица ты, “белая ночь” – вполне удачное название. А ты как находишь? – спросила она у дедушки…»

К счастью, девочку вместе с мамой (директором детского дома) удалось вывезти из осажденного города. Они возвращаются после Победы в свой чудом уцелевший дом, изо всех сил надеясь встретить там бабушку с дедушкой. Но еще одного чуда не случается – они погибли, в доме живут чужие люди, которые продали все их вещи в комиссионный магазин, а маме с девочкой оставлена лишь пустая комната с выбитым стеклом. Им приходится начинать жизнь сначала. Но они уже научились за войну не ломаться под тяжестью обстоятельств, научились самому настоящему мужеству. Да бог с ними, с прекрасными фарфоровыми чашками и изящной скатертью. Но в магазине, за толстым витринным стеклом томится в заточении дедушкин подарок, единственная память о нем – кукла Маша, которую девочка любила больше всех других игрушек. Каждый день после уроков она прибегает к витрине и разговаривает с куклой, пересказывая ей новости и любимые книжки. И в какой-то момент мама решает во что бы то ни стало вернуть драгоценную игрушку домой. Можно себе представить, что это значило тогда, сразу после войны… Долго и трудно мама копит деньги, девочка ни о чем не напоминает, ничего себе не просит, сама готовит маме обед, когда та возвращается домой поздно, без сил. Для современного маленького ребенка, который привык быть в центре вселенной, привык, чтобы взрослые служили ему, это какая-то иная, непредставимая реальность. И он с удивлением узнает, что, оказывается, можно быть счастливым, почти ничего не имея, если не получать, а отдавать, надеяться и терпеливо ждать.

Эту книгу нужно читать не спеша, хотя можно с легкостью одолеть за один вечер. Она рождает долгие, подробные разговоры о многих важных вещах. О потерях, верности и честности; о том, что вещи, какими бы прекрасными они ни были, могут быть ценны не сами по себе, а лишь благодаря памяти о человеке, благодаря любви, явленной через них.

А еще эту маленькую книжку можно долго и внимательно рассматривать, потому что иллюстрировали ее замечательные питерские художники Г.А.В. Траугот. Это загадочное, сказочное имя – коллективный псевдоним отца и двух сыновей – Георгия, Александра и Валерия Трауготов. Они тоже пережили блокаду, и их рисунки к «Кукле» показывают жизнь людей во время войны такой, какой она была. И то, о чем ребенок не узнает из текста книги, он «прочтет» из иллюстраций. Уютный довоенный мир, гостиная, где вечерами вся семья собирается вместе под абажуром; нарядная кукла, мерцающее волшебными огоньками сказочно-счастливое детство… А дальше – заклеенные крест-накрест окна; разрушенные дома с обнаженными лестничными пролетами; фашистские самолеты с черными крестами, сбрасывающие бомбы на город; люди с саночками, везущие чайники с сырой невской водой, а порой и завернутые в простынку мертвые детские тельца размером не больше куклы… Но главное – лица. Лица детей и взрослых.

Жанр повествования обозначен автором как «рассказ», хотя, конечно же, это самая настоящая сказка, такая, какой ее представляют дети, – с яркими положительными и отрицательными героями, с сюжетом, который затягивает все сильнее. Чем дальше, тем страшнее, но теплится надежда: а вдруг девочка и кукла все-таки встретятся?.. Но история заканчивается по-андерсеновски грустно. Нет, не встретятся. Мама девочки не успела спасти куклу. Финал горький, но мы явственно чувствуем, что эта тяжкая потеря не сломит маленькую девочку, она сумеет устоять. Как сумели устоять в блокаду, не растерять в себе человеческое ее мама, бабушка, дедушка.

« – Мы опоздали. – Понурившись, мама тяжело опустилась на табурет. – Мы опоздали на целую неделю, – повторила она. – Кто-то уже купил твою Машу.
Мама не смотрела на девочку. Она сидела, не шелохнувшись, и смотрела на крышу противоположного дома. Девочка тихо подошла к ней и провела рукой по ее рано поседевшим волосам.
– Ничего, мама, – сказала девочка. – Ничего…»

Так заканчивается эта пронзительная история, которую обязательно нужно прочесть нашим детям. «Кукла» излечивает детей от чрезмерной любви к себе и поворачивает их удивленные, распахнутые глаза к другим людям.

__________________________________
ОБ ОПЫТЕ ЧТЕНИЯ КНИГИ «КУКЛА» В ДЕТСКОМ САДУ

Людмила Урсуленко, психолог 

Книгу Геннадия Черкашина «Кукла» я выбрала для чтения с детьми прицельно. Моим воспитанникам было тогда по 6–7 лет, а это возраст, когда уже можно разговаривать на сложные темы, не слишком упрощая реалии. К сложным темам я отношу войну. И сложная она прежде всего для меня самой. Я давно хотела поговорить с детьми о Великой Отечественной войне, но никак не могла найти правильную тональность. Не знала, с чего начать свой рассказ. И я решила, что будет правильно, если дети посмотрят на войну не моими глазами, а глазами ребенка, живущего во время войны.
Книга лежит перед нами, и сначала мы рассматриваем иллюстрации — крупные, на целую страницу, а иногда и на весь разворот.
Ленинград. Мои красноярские дети не слышали о таком городе. Я пояснила, что теперь он называется Санкт-Петербург — это название им знакомо. Маша там даже была, город ей очень понравился, и она предложила нам всем посмотреть фотографии Санкт-Петербурга. Мы достали нашу самодельную книгу «Летняя азбука в картинках», нашли Машин фотоотчет об этой поездке и полюбовались красивыми зданиями.

На фотографиях город нарядный, а в книге на иллюстрациях заметны разрушения. Дети увидели стул, стоящий в разрушенной квартире, потом — бабушку с саночками и спросили, что она везет на них. Я решила оставить этот вопрос открытым, чтобы они смогли сами ответить на него, когда будут готовы.

Я рассказала о блокаде Ленинграда вражескими войсками. Дети все никак не могли поверить, что можно полностью окружить город, отрезать его от остальной страны, и что из-за этого его жителям начинает не хватать самого важного — еды и тепла. Они снова и снова спрашивали: «Почему это так?..»

Название книги — «Кукла» — показалось мальчишкам смешным, «девчачьим». Они ожидали обычных историй про игрушки и не понимали, зачем им слушать такую книгу. Я предложила послушать начало. Если будет неинтересно, то дальше можно не слушать.

Когда мы прочитали первую часть и собрались читать продолжение, мальчики подсели поближе, чтобы лучше видеть иллюстрации. И я поняла, что они не могут уйти.
Героиня книги — ровесница моих слушателей, и по тому, как внимательно они слушали рассказ и какие задавали вопросы, я понимала, что дети живо переживают ее историю. «Я бы хотела дружить с этой девочкой», — сказала Маша. Она, да и все остальные, восприняли ее как реальную девочку, живущую в далеком городе. А у мальчиков вызвал интерес сам город и изменения в нем, произошедшие во время войны и после нее.

Сначала мы читали книгу частями, так как много вопросов возникало по ходу.

  • «Сразу же после уроков девочка бежала к комиссионному магазину».
    «Что такое комиссионный магазин?» — спросила Катя. Я остановилась и рассказала. «А, моя мама тоже собирает вещи, из которых я выросла, — сказала Милана. — Только мы их не продаем, а отдаем нашим друзьям!» Катя понимающе кивнула.
  • «Девочка поставила портфель на тротуар и вытащила из него книжку. Это были сказки дядюшки Римуса».
    Дети заулыбались, им понравилось название, и они стали заглядывать в книгу, чтобы увидеть там загадочного Римуса. Мы эти сказки не читали. Но героиня книги рассказывает кукле, сидящей в витрине магазина, содержание этих сказок.
  • «Ну, тебе понравилась книжка? — спросила девочка, когда закрыла последнюю страницу».
    «Да!» — неожиданно ответил Денис и улыбнулся. Ему понравилось, как братец Кролик обхитрил братца Лиса. «А такая книжка правда существует?» — спросила Маша. «Да, — ответила я. — Я читала ее в детстве». Маше очень нравится представлять, какими были взрослые в детстве, и она тоже заулыбалась.
    Оказывается, кукла, которая сидит в витрине магазина, раньше принадлежала девочке. И зовут ее Маша.
  • «… девочку всегда удивляло, почему Маша такая послушная: сразу же, как только мама укладывала ее в кровать, она закрывала глаза…»
    «Я знаю, почему! — радостно вскрикнула Милана. — У куклы закрываются глаза, когда ее кладут на спину!» Так совершенно обычное знание приобрело для Миланы особую ценность: «мой» опыт, хоть он и совсем прост, тоже может пригодиться.

Читаем дальше и узнаём, как блокада изменила быт семьи героини.

  • «В столовой стояла круглая железная печка —“буржуйка” с изогнутой, как у самовара, трубой». Я закрыла книгу и показала детям обложку. На ней нарисована вся семья девочки, расположившаяся вокруг такой печки. Дети внимательно рассматривали картинку. Им стало интересно, не опасно ли держать такую печку дома, куда девается дым из трубы, и мы немного поговорили об этом: о печке, о том, чем ее топили и что на ней готовили.
  • Вернувшись к чтению, мы следуем за воспоминаниями девочки и оказываемся рядом со спящим, заиндевевшим трамваем. И узнаем, что от холода можно не проснуться.
    «— Почему наша соседка не проснулась? — спросила девочка.
    — У нее уже не было сил проснуться, — сказала мама, — и она замерзла».
    Я заранее боялась этого места в книге: не знала, какой будет реакция детей. А дети все воспринимают иначе, чем взрослые, — просто как данность. «Да, от холода можно умереть, я об этом уже слышала», — сказала Ульяна. «Но у нас сейчас тепло», — добавила Катя. «И мы тепло одеваемся», — вторит ей Милана.
  • Дети успокоились, и я стала читать дальше: про весну в Мышкине, жеребеночка и девочку, которой «хотелось плакать, глядя, как ее мама ласково гладит головки других детей». Мои дети очень сочувствовали девочке! (Я, по правде, тоже.)
  • Мы вместе стали рассматривать иллюстрацию, на которой мама девочки, Екатерина Сергеевна, воспитатель детского дома, окружена своими воспитанниками. Дети сразу обратили внимание на их лица и стали обсуждать, почему они такие. «Это же война! — сказала Ульяна, обращаясь к Денису. — Какое бы у тебя было лицо, если бы тебе было грустно?..»
  • Я еще раз прочитала вслух фрагмент, в котором рассказывается о воспитанниках детского дома и их родителях.
    «Понимаешь, Денис, — сказала Ульяна, — у них папы на фронте. Они могли погибнуть там. Дети переживают!»
    На этом я решила остановиться на сегодня: моим слушателям есть над чем подумать.

Когда мы на другой день продолжили чтение, дети с самого начала обступили меня плотным кольцом. А я испытывала большое волнение. Дело в том, что история с Екатериной Сергеевной очень напоминает мою собственную. Дети об этом еще ничего не знали, а я очень хотела рассказать им, но опять не могла найти нужную тональность. И книга снова помогла мне.

  • «В конце лета маме пришел вызов из гороно: ее просили вернуться в Ленинград для работы во Дворце пионеров, — и они уехали, попрощавшись со всеми ребятами…
    Две девочки и мальчик, шестиклассники, запрягли кобылу Феню и повезли их на пристань, а за телегой бежал жеребенок Гришка и смешно подбрасывал задние ноги, и мама плакала, и девочки тоже».
    Я остановилась и спросила детей: «Как вы думаете, почему Екатерина Сергеевна уехала из Мышкина?» А они спросили в ответ: «Почему она не взяла детей с собой?» — «С этим трудно смириться, но иногда нужно расставаться», — попыталась объяснить я.
    Детям это не очень понятно. Когда выпускники нашего центра уходят в школу или когда воспитательница уходит в отпуск — это понятно. И это преодолимо: выпускники приходят в гости, а воспитательница возвращается отдохнувшей. (Правда, дети все время спрашивают вторую воспитательницу: «А она вернется?») Но зачем расставаться навсегда, да еще и добровольно?
    И тут я вдруг остро ощутила: наступил момент, когда мне нужно рассказать моим детям, что и я, как Екатерина Сергеевна, вскоре должна буду уехать в другой город, и мне придется оставить их. Я не смогу забрать их с собой, как бы мне этого ни хотелось…
    Наступила пауза, томительная и трудная, а я подумала: как хорошо, что со мной сейчас книга. Я бы не смогла рассказать это без нее, не хватило бы духу. А с книгой все проще, ведь в ней жизнь идет дальше. Мама с девочкой вернулись в Ленинград. Нам снова встретился трамвай, но не замерзший, а быстрый и звонкий. Жизнь возвращается на круги своя: мама с девочкой стали обживаться, ходить в школу и на работу.
  • «В школе девочка познакомилась с другой девочкой, пошла провожать свою новую подругу и, проходя мимо комиссионного магазина, вдруг увидела в витрине Машу».
    И вот мы снова оказываемся у витрины магазина. Девочки рассказывают продавцу про куклу.
    «Продавец — маленький тощенький старичок — наклонился к ним и вытянутыми губами почесал кончик своего носа».
    «Это как?» — удивилась я. Мы стали пробовать — и вдруг у Кати получилось! Оказывается, и такое возможно! Я мысленно поблагодарила автора: дети расслабились и немного приободрились. В тот момент они верили, что кукла вернется к хозяйке. А я набрала воздуха, потому что знала, чем заканчивается книга.
  • Мама с девочкой делали все, чтобы вернуть куклу. Но…
    «Ничего, мама,… ничего…»

Благодаря этой книге я поняла, что говорить с детьми нужно не о войне, а о людях, их отношениях и привязанностях. И о том, что у любой привязанности есть обратная сторона — расставание. Это трудно и больно. Но все преодолимо, когда тебе есть что терять, есть что вспоминать, есть с кем поделиться и кого поддержать.

__________________________________
Материалы для занятия:

Свойства

Возраст

1-2 кл.